Дальнобой

Дальнобойщикам посвящается

Был такой случай… Возвращались мы с водителем (я ездил в качестве охранника и снабженца) из Москвы в Башкирию — это примерно 2000 км. Камаз с фурой (вертлюга) — старая развалина! Везли комплектующие для нашего завода в г.Салават. Ночь, зима, чудовищная метель — света белого не видно. Все трассы стоят. Водитель опытный и знает много альтернативных дорог. Кстати, тогда навигаторов не было и мы ездили по картам и атласам в печатном книжном варианте. Попадались участки дороги, где мне приходилось выходить из машины и топая по 20 сантиметровому снегу нащупывать асфальтное покрытие дороги. Я светил водителю своим карманным фонариком и показывал куда надо ехать. Передвигались буквально на ощупь! Позор! Нищета! Ни одного отеля поблизости! На заводе, где мы работали, уже 9 месяцев нам не платили зарплату! Мы выживали нарушая закон — у бандитов на трассе покупали фальшивые топливные чеки и квитанции гостиниц. Командировка 7-9 дней и ночевали мы СИДЯ прямо в машине (без спальника!!!) Ноги порой затекали так, что утром сходить «до ветра» было затруднительно. Кое-как пробираемся через эту дьявольщину, а я еще постоянно слышу от водителя в пол голоса: — Тещин язык. Гребанный тещин язык! Я тогда еще не понимал, что он имел ввиду. Через пару-тройку часов начало уже светать. Буря немного стихла. Водитель останавливается и говорит: — Все! Тещин язык! Я вижу длинный и очень крутой спуск, в самой нижней точке которого узкий проезд (два грузовика еле разъезжаются даже летом!). С двух сторон дороги металлические столбы перетянутые тросами, а за ними с обоих сторон пропасть! Да такая страшная, что умрешь уже в воздухе не долетев до ее дна. А прямо за этим проездом опять длинный и крутой подъем! Водитель мне: — Гюнтер, выходи! Если повезет, то дойдешь пешком и встретимся в конце подъема. Я: — Ты что, охренел?! Я тебя не оставлю! Ты же профессионал, давай рули! Посидели, подумали, покурили… Газу! 3/4 части этого проклятого участка проскочили, но в конце подъема нас заюзило… Все! Трындец! Камаз встал и потом начал даже не откатываться, а просто тупо скользить назад набирая скорость! Нас разворачивает, вертлюга складывается и я слышу металлический скрежет… Водитель орет: — Прыгай! Нас развернуло как-раз в левую сторону. Он сам не может выпрыгнуть иначе окажется под колесами. Я ору: — Нет! Только с тобой!!! Я хватаю его и со всей дури тяну к выходу через пассажирскую дверь. А она проклятая, как назло, постоянно еще закрывается под своим весом, мы же катимся по склону… Дикий металлический скрежет и вот… Машина остановилась поперек проклятого тещиного языка выкорчевав несколько столбов и натянув ограждающий трос как струны на гитаре. Силы Небесные!!! Откуда не возьмись, «Архангелы» налетели! Это были солдаты и офицеры. Оказывается, в след за нами шла колонна — это военные возвращались с учений. Несколько часов высокоорганизованной и кропотливой работы и вот мы уже вернулись на свой маршрут. От себя скажу: — Снимаю шляпу перед твердостью духа настоящих пацанов! Спасибо ребята!!! От души, от сердца.

А вот был еще такой случай. Поехал я в командировку с водителем по имени Роман. Мужики сразу предупредили, что у него трудный характер. И в пути я в этом убедился. Он грубый, молчаливый и напыщенный бирюк! Такое ощущение, что ненавидит весь белый свет. Лично я, в долгий путь всегда готовлюсь и отправляюсь как на войну. Беру все самое необходимое и на все случаи жизни. Водитель, с которым я всегда еду в командировку — это часть моей команды, мой друг, мой брат, родня если хотите… Мы нужны друг другу в долгой и трудной дороге. Нашим водителям вообще всегда нравилось со мной ездить в командировки. Я и зеркала протру, пока тот заправляется и водички подам и сигаретку подкурю во время движения, лишь-бы он не отвлекался и довез меня живым назад домой. В ночной дороге рассказываю самые интересные истории, читаю стихи, пою песни — лишь бы не уснул за рулем! В то тяжелое финансовое время мы всегда последний кусок хлеба делили пополам. А в разборках с хулиганами и бандитами на трассе стояли друг за друга горой! Может-быть поэтому и выжили… Но командировка с водителем по имени Роман сломала мои стереотипы. Я не обиделся (это удел слабых) и не обозлился. Это был просто урок для жизни. Вы когда-нибудь встречали человека, который делает все наоборот? Так вот это был Роман. Вот несколько примеров… В дороге говорю ему: — Останови, мне надо «отлить», как-раз мимо леса проезжаем и есть где припарковаться. — Потерпишь! Ладно, терплю еще полчаса. Въезжает в город и останавливается рядом с тротуаром, по которому ходят женщины с детьми и вообще полно людей. И забор частного сектора. Здесь даже за угол некуда отвернуться! Ухмыляется и говорит: — Ну, иди «отливай». У нас на маршруте есть излюбленные места, где можно недорого и очень вкусно покушать в дороге. Я много в то время таких мест знал. Говорю ему: — Останови. Давай покушаем и купим себе что-то в дорогу. Отвечает: — Ты мне тут не командуй! Я водитель, и буду останавливаться там и тогда, когда сочту нужным! Не нравится, иди пешком! А потом через час езды останавливается где-то на окраине какого-то села и говорит: — Вон там, на «горизонте» (на окраине деревни) есть сельский магазин. Можешь купить все необходимое. В дороге, кстати, я по привычке всю свою еду выкладываю на сиденье между нами, а он свою держит сбоку подальше от меня. Причем ест и свою и мою. За всю дорогу съел половину моей еды, а сам мне даже ни одной конфеты или сигареты не предложил. По пути к Москве по моей просьбе Роман взял на буксир легковую машину (кстати, содрал с водителя его последние деньги). Я пожалел мужика. Машина сломалась, а на улице зима. Тот бедный аж посинел уже от холода. А вокруг ни одного населенного пункта. Едем. Я слегка заснул. Прошло немного времени и я проснулся. Смотрю в зеркало заднего вида, а машины на буксире нет! Я кричу: — Стой! Выскакиваю и вижу оторванный трос! — Что случилось?! Где тот самый мужик, которого мы взяли на буксир?! Роман отвечает: — Да хрен с ним, поехали дальше! Клянусь Небом, мне тогда хотелось убить этого негодяя!!! Я кричу: — А вдруг он разбился и лежит на дороге? Вдруг ему нужна помощь?! Он может умереть!!! Роман отвечает: — Ты у меня вообще сейчас пешком пойдешь! Перед Рязанью мы остановились рядом с придорожными кафе, чтобы отдохнуть. Роман выгнал меня из машины. Иди говорит, погуляй несколько часов, мне нужно поспать. Машина-то была у нас без спального места. Я пошел в кафе, взял бутылку водки и буквально сожрал ее, успокаивая свои нервы! В какой-то момент я почувствовал что-то не ладное и вышел на улицу. Нашу машину блокировали две легковушки и крепкие парни с монтировками пытаются проникнуть в кабину нашего грузовика. Я кинулся туда на ходу сочиняя историю про смертоносную радиацию. Подбегаю и кричу: — Мужики, здесь очень опасно! Немедленно уходите отсюда! Рэкетиры в недоумении… — Вот, посмотрите! Что это? И показываю на металлический гараж, который стоял у нас в кузове. Именно в нем мы перевозили бинокли, так-как наш тент полностью порвался. Говорю им: — Это же саркофаг изнутри обшитый свинцом. Мы перевозим какую-то радиоактивную хрень, сам не знаю какую! У меня и моего водителя рак и нам жить осталось два понедельника. Именно поэтому нас и послали в этот рейс. Нас курируют ФСБ и эти парни будут здесь с минуты на минуту! Бандитов как ветром сдуло. Представляете, а Роман так и не вышел из кабины, пока я разговаривал… В Москве мы всего с одним грузчиком фуру (гараж) полностью разгрузили и все коробки с биноклями (а они не совсем легкие) на руках перетаскали на склад. Роман все время просидел в кабине. А когда приехал хозяин фирмы, то Роман выскочил из кабины и стал хвастаться, как «мы», то есть он тоже, быстро все разгрузили. Хозяин был очень доволен и хорошо нам заплатил — пополам с Романом. Денюжку он взял с удовольствием! На обратном пути, когда мы уже возвращались в Башкирию, под Пензой я уже не выдержал и вышел из машины. Пошел пешком… Долго шел через лес, какую-то промзону. Замерз до окоченения! Хорошо, что в сумке была водка. Дошел до города. Там меня менты подобрали. Я рассказал им все! Пацаны накормили меня бутербродами и напоили горячим кофе из термоса. Потом отвезли на ЖД вокзал и посадили на ближайший поезд. Когда я приехал к нам на завод, то узнал, что наши дальнобойщики избили Романа до усрачки! Он потом уволился. От него ушла жена. А сам он начал много пить. Его часто потом в городе видели в неприглядном обличии в кругу бомжей.

spacer